Леонид Сторч

русский писатель, живущий в Таиланде

              Leonid Storch

A Russian Writer Living in Thailand



Своим недавним пресс-выпуском Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) преподнес очередной подарок президенту, поведав, что, по мнению 45% респондентов, наибольших успехов за время президентства Путину удалось добиться в международных отношениях. Думаю, что чуровские технологии тут не причем, и респонденты не кривили душой. Действительно, среди россиян принято считать, что одним из главных достижений правления Путина стало укрепление позиций на международной арене.

Tелевизионные репортажи постоянно показывают граждан, с удовлетворенно констатирующих, что «теперь с Россией стали считаться».  Им вторит хор говорящих попугаев в лице Канделаки, Соловьева и прочих.  И все они галдят о «силе и мощи», которые Путин якобы вернул России.  И все они правы, но с точностью до наоборот.  В результате внешней политики Путина Россия потеряла почти всех своих союзников (особенно это заметно на постсоветском пространстве), а международное сообщество решения по всем основным международным вопросам принимало вопреки интересам и мнению России тем самым, демонстрируя, что с ней давно уже никто не считается.

Внешняя политика путинизма определяется тремя составляющими: (1) нефтегазовым шантажом; (2) постимперскими амбициями; и (3) хамоватостью.  Каждая из них в отдельности оказало бы дурную услугу МИДу любой страны.  В совокупности они привели Россию к фиаско на международной арене, как на постсоветском пространстве, так и за его пределами.

ПОТЕРЯ ПОЗИЦИЙ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Сколько бы ни критиковали сейчас Ельцина и его министров иностранных дел – Козырева и Примакова – в 90-е годы Россия задавала тон в политической жизни СНГ и была лидером и спикером этого союза.  Благодаря усилиям Путина по восстановлению отечественной «силы и мощи», Россия лишилась лидерства и растеряла основных союзников в СНГ.  Рассмотрим результаты внешней политики Путина в отношении конкретных постсоветских государств или групп государств.  Для наглядности оценим эффективность этой политики в деле продвижения интересов России по двухбалльной шкале “+” (плюс) и “–“ (минус).

Украина.  Украина остается самым красноречивым примером краха путин-политикс в ближнем зарубежье.  Из ближайшего союзника Кремля при Кучме Украина в одночасье стала едва ли не враждебным России государством и продекларировала намерение вступить в НАТО.  Перед Россией дамокловым мечом нависла опасность оказаться в НАТОвском полукольце от Нарвы до Новороссийска.  Неожиданно Украина из Аустерлица российской внешней политики превратилась в ее Ватерлоо.  И причина здесь была, главным образом, не в национализме Ющенко/Тимошенко, а в усталости парламентариев и электората от кремлевской указки.  Даже приход Януковича к власти не восстановил прежних дружеских отношений с Москвой, хотя Киев и объявил, что не станет добиваться членства в НАТО.  Итоговая оценка внешней политики Путина в отношении Украины: “–“.

Беларусь.  При Ельцине многие рассматривали Союзное государство (СГ) как ребрендинг Советского Союза, а Беларусь – как первого потенциального члена этого Союза (после России, конечно).  Вместо этого политика Путина привела к серии крупных энергетических конфликтов с режимом Лукашенко и серьезным охлаждением отношений между Москвой и Минском.  Были похоронены планы по введению единой валюты.  Лукашенко подверг резкой и вполне справедливой критике Организацию договора о коллективной безопасности.  Вопреки ожиданиям Беларусь даже не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, хотя это сделала Венесуэла, давний союзник Минска.  От возможного присоединения к СГ отказалась и Молдова, и Украина.  Правда, Госсекретарь СГ Бородин грозился, что новопризнанные республики Абхазия и Южная Осетия присоединятся к союзу уже к концу 2008 г., но этого не произошло.  Более того, СГ оказался на гране распада.  В этом плане единственным «достижением» Путина можно считать сомнительнейшее предоставление Абхазии и Южной Осетии статуса постоянных наблюдателей при Парламентском собрании  СГ (2008 г.)  Правда, кроме как за тем, как этот союз превращается в коматозный овощ, при этом продолжая высасывать миллиарды рублей на жизнеобеспечивающую аппаратуру, наблюдать там больше не за чем.  Итоговая оценка внешней политики Путина: “–“.

Грузия.  Из надежного союзника России, какой она была при Шеварнадзе, при Саакашвили Грузия стала ее врагом.  Потеря Грузии нанесла международным интересам России еще более ощутимый урон, чем потеря Украины и привела к войне.  Надо сказать, что на поле боя Кремль действовал несколько удачней, чем на дипломатической арене.  Блицкриг в августе 2008 г. с защитой Цхинвала и последующей бомбардировкой Гори и Поти закончился победой в войне, но поражением в политическом противостоянии.  Сам по себе успех этот дает столько же оснований для гордости, сколько выездная победа сборной России над Лихтенштейном 1:0 в отборочном турнире чемпионата мира по футболу (2009 г.).  Но цель удалось достигнуть:  Абхазия и Южная Осетия были окончательно отделены от Грузии.  Однако в долговременном стратегическом плане позициям России был нанесен урон, и вот почему:

Во-первых, война привела к дальнейшему сплочению восточноевропейских и бывших советских государств против России вообще и режима Путина в частности.  Латвия, Литва, Эстония, Украина, Польша при поддержке целого ряда западных держав образовали политическую коалицию с Грузией, создавая препоны продвижению интересов России в регионе.

Во-вторых, действия России против гражданского населения Грузии вызвали резко отрицательную оценку США и целого ряда западных государств (притом что и действия грузинской армии, хотя и спровоцированные южноосетинскими боевиками, не всегда отличались гуманизмом).

В-третьих, независимость Абхазии и Южной Осетии обернулась чудовищным унижением российской дипломатии.  Задуманная как «наш ответ» Америке, признавшей независимость Косово, она оголила всю беспомощность Путина как политика, показав, насколько, на самом деле, с Россией за ее пределами никто не считается.  В то время как независимость Косово на сегодняшний день признало 92 страны-члена ООН, включая практически все западные державы, Абхазию и Южную Осетию (помимо России) признает 5 государств (большинство из них – тихоокеанские «кокосовые» острова), из которых самым «западным» по развитию следует считать Венесуэлу.  И этим антигрузинская путин-политикс нанесла самый большой ущерб интересам России.  Итоговая оценка внешней политики Путина: “+” и “–“:  «плюс» за достижение целей, поставленных в войне; «минус» – за последствия этого достижения (обсуждение легитимности целей выходит за рамки этого поста; оценка, напомню, дается исключительно с точки зрения политической выгоды для России).

Азербайджан, Армения, Молдова.  Отношения Москвы с этими странами имели важную общую черту: существование непризнанных государств, прямо или опосредованно поддерживаемых Россией, Приднестровья и Нагорного Карабаха.  Политический курс Москвы в этом плане была подобен американской «доктрине двух Китаев», направленных на сотрудничество, как с КНР, так и с Тайванем, и с сохранением статуса последнего.  В результате Азербайджан и Молдова остались нейтрально-дружественны по отношению к России, притом что первая из этих стран продолжает тяготеть к Турции, а вторая – к Евросоюзу и Румынии.  Однако, с другой стороны, никакого прогресса в решении фундаментальных проблем – дальнейшего статуса непризнанных государственных образований – сделано не было, и  потенциальный источник для возникновения крупного конфликта остается.  Армения, будучи в политическом одиночестве, готова действовать в качестве активного союзника России, но России эти действия просто не нужны.  Итоговая оценка внешней политики Путина: “+” и “–“.

Прибалтийские государства.  При Путине завершился процесс интеграции Эстонии, Латвии и Литвы в Европу.  В 2004 все три республики стали полноправными членами Евросоюза и НАТО, окончательно покинув сферу влияния Москвы.  Граница недружественного военного блока вплотную подошла к России и теперь проходит всего в 130 км от Петербурга и 600 км от Москвы.  И правительство Путина никак не смогло этому воспрепятствовать.  Воодушевленные военной поддержкой, прибалтийские республики почувствовали еще свободнее в игнорировании интересов России.  В этом плане показателен инцидент с демонтажем Бронзового воина, памятника советским солдатам в Таллинне, произведенного эстонскими властями вопреки протестам Москвы.  Итоговая оценка внешней политики Путина: “–“.

Казахстан.  Казахстан, пожалуй, остается единственным осязаемым союзником России на постсоветском пространстве.  Впрочем, этот факт никак не подкрепляет тезис энтузиастов о том, что Путин возродил «силу и мощь» России.  Итоговая оценка внешней политики Путина: “+“.  

Кыргызстан.  При Путине барометр российско-киргизских отношений показывал периоды охлаждения и потепления, но, в конце концов, стрелка этого барометра остановились на отметке «холодно-нейтральные».  Впрочем, весь 2012 г. характеризовался чередой конфликтов, среди которых были планы президента Атамбаева по закрытию российской военной базы в Канте, недовольство Кыргызстана действиями России в Организации договора о коллективной безопасности, и борьба России за контроль над заводом «Дастан».  Итоговая оценка внешней политики Путина: “–“.

Узбекистан.  Несмотря на несколько вспышек сотрудничества звезда Кремля для Ташкента, в конце концов, закатилась.  Поступательное дистанцирование правительства Каримова от Путина и России привело к приостановлению членства Узбекистана в Организации договора о коллективной безопасности.  А без участия Узбекистана эта организация, ранее раскритикованная Лукашенко, стала, как и СГ, очередной бесполезностью.  Итоговая оценка внешней политики Путина: “–“. 

Туркменистан, Таджикистан.  Отношения России с этими государствами также характеризовались рядом конфликтов, в том числе: «газовым» конфликтом с Туркменистаном, аннулированием двойного (РФ и Туркменистан) гражданства для жителей Туркменистана, неопределенностью с будущим аэропорта Айни в Таджикистане, и недавним «делом летчиков», резко охладившим отношения между Москвой и Душанбе.  Итоговая оценка внешней политики Путина: “–“.   

Оценку успешности внешней политики Путина на постсоветском пространстве можно обобщить в таблице:

Регион

Оценка

успешности

Украина  –
Беларусь  –
Грузия  – +
Азербайджан, Армения, Молдова  – +
Эстония, Латвия, Литва  –
Казахстан +
Кыргызстан ­ –
Узбекистан  –
Туркменистан, Таджикистан  –
ИТОГО 8 3

 

Всего три плюса и восемь минусов.  Вопрос:  как называется исход игры, в которой команда (например, хоккейная) проигрывает со счетом 3:8?  Не нужно быть членом клуба «Что? Где Когда?», дабы ответить на этот вопрос: ПОРАЖЕНИЕ.  Причем поражение с крупным счетом, т.е. разгром.  Замечу, что в этой таблице минус минусу рознь.  Даже если бы отношения Кремля с каждой из Среднеазиатских республик характеризовались плюсом, все они все равно перевешивались бы одним единственным минусом, потерей Украины.

Таковы итоги «мудрой» путин-политикс на постсоветском пространстве.  В следующей части очерка я покажу, что в дальнем зарубежье ее результаты оказались еще более удручающими.

До какой степени надо быть слабовидящим, чтобы называть все это возрождением «силы и мощи» державы?  А то, что 43% респондентов ВЦИОМа считают международные отношения сферой наибольших успехов Путина, указывает лишь на то, что об этих отношениях они имеют самое смутное представление или попросту лукавят.  В конце концов, технологии по промывке мозгов придумали задолго до Путина, и потому подавляющее большинство советских граждан совершенно искренно считали пражскую весну проявлением заботы о братском чехословацком народе, а вторжение в Афганистан – проявлением интернационального долга.  При этом вплоть до самого вывода советских войск они полагали, что простые афганские жители очень любят нашу армию и помогают ей одерживать одну победу за другой.

Кстати, ВЦИОМ – не единственная организация, которой так ловко удается подготовить «правильную» статистику.  В другом «демократическом» государстве, Узбекистане, с которым, как говорилось выше, Путину тоже удалось рассориться, есть похожий центр по опросу общественного мнения.  Он носит загадочное, но гордое название «Ижтимоий фикр».  Так вот этот самый «фикр» тоже постоянно радует начальство отчетами  о том, что, по мнению граждан, полунищий, погрязший в коррупции Узбекистан, на самом деле, достиг огромных успехов и что благодаря внешней политике президента Каримова со страной теперь «стали считаться», высоко оценив «узбекскую модель» развития.  Так же, как и россияне, голосующие за Путина, граждане Узбекистана «полны оптимизма, уверены в завтрашнем дне, в процветании Родины».  Выводы делайте сами.

 

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.