Леонид Сторч

русский писатель, живущий в Таиланде

              Leonid Storch

A Russian Writer Living in Thailand



Pussy Riot сто лет назад


Перепуганная «панк-молебном», РПЦ наконец-то добилась своего: Дума всерьез занялась подготовкой законопроекта о введении уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих. Впрочем, совершенно очевидно, что речь идет об оскорблении чувств РПЦ, а вовсе не верующих. Уголовный Кодекс дает правоохранительным органам массу возможностей покарать и за свастики на синагогах (ст. 214(2) – тюремное заключение сроком до 3 лет), и за нестандартное осенение крестным знамением вкупе с неуставными плясками в храме (ст. 213 – до 7 лет). За выпуск фильма «Невиновность мусульман», сподвигшего этих самых мусульман на убийства, дабы еще раз доказать свою невиновность, съемочная группа была бы осуждена в России по ст. 282(2) (до 5 лет тюрьмы).

Именно поэтому фильм снимался не в России, а в США, где свобода слова – не хохма для капустника, а конституционная реальность, и где не предусмотрена уголовная ответственность за идеи, каким бы сомнительным способом они ни были выражены.  Так что чувства верующих россиян, даже самых ажурных и нервных, защищаются Уголовным Кодексом более чем адекватно.

Но вот подрыв авторитета отцов церкви, будь то песни про «черную рясу и золотые погоны», фотографии с исчезающими часами, или блоги с критикой Гундяева, Чаплина и Ко. – это уже отдельная история.  Здесь-то и идет речь о защите кровных интересов РПЦ, о неприкосновенности их идеологического капитала, который следствие в деле Pussy Riot объявило «духовными устоями государства».  Вот для защиты таких чувств церковь и пожелала отдельной уголовной статьи, а то каждый раз сажать за хулиганку не с руки и привлекать каких-то экспертов – недосуг.  Дума пошла навстречу.  Формально закон будет карать за оскорбление чувств верующих любых конфессий, но не увидеть его про-патриаршей подоплеки может только слепец.  Добавить соответствующую статью в УК предложила инокиня Ксения Чернега, заведующий юридическим отдела патриархии.  И что-то подсказывает мне, что статья эта будет крайне редко использоваться для защиты чувств свидетелей Иеговы, кришнаитов и прочих «нетрадиционных» религий, давно ставших бельмом на глазу у РПЦ.

«А в чем, собственно, проблема? – возразят многие. – «Преступления против религии караются на Западе, и на Руси до революции наказывались.  Так чем мы хуже?»  То, что действия, куда более вопиющие, чем «панк-молебен», обычно «караются» на Западе штрафом, я уже писал и в подкрепление своих мыслей даже прилагал фотодоказательства (осторожно:  18+).   Давайте теперь поговорим об истории:  что было бы с девушками из Pussy Riot, eсли бы свои пляски они провели не при нынешней «демократии», а ровно 100 лет тому назад?  Не ради того, чтобы уподобиться хамсуду, но объективности ради я как юрист решил провести свою собственную юридическую экспертизу.   Для нетерпеливых убью интригу и начну с вывода: НИ-ЧЕ-ГО.   В 1912 г., при правлении  Николая Второго, Императора и Самодержца Всероссийского, против Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич власти не стали бы возбуждать уголовного дела и отпустили бы всех с миром домой, к семьям.  А теперь подробности:

1. В августе 1845 г. Николай Первый подписал «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», служившее основным источником российского уголовного права, пока не было отменено Советской властью.

Часть 1, Раздел 2 «Уложения» именовался «О преступлениях против веры и о нарушении ограждающих оную постановлений», представляя собой эффективный карающий механизм за религиозные преступления, – механизм, который хотят восстановить сейчас Дума и РПЦ.  Клерикально настроенные блогеры любят цитировать ст. 182 «О богохулении и порицании веры», гласящую:

«Кто дерзнет публично в церкви с умыслом возложить хулу на … Бога, или на Пречистую Владычицу нашу Богородицу или на Крест Господа Бога … Иисуса Христа … или на Святых Угодников Божиих и их изображения, тот подвергается лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу в рудниках на время от двенадцати до пятнадцати лет».

«Уложение» не содержит определения «богохульства», очевидно, полагая, что значение этого термина общеизвестно.   Словарь Даля определяет «богохульство» как «хулу на Бога», т.е., порицание, осуждение Бога, – другими словами, именно то, чего ни в действиях, ни в тексте Pussy Riot не было.  Такая трактовка «богохульства» совпадает с позицией ряда авторитетных правовых источников.  Например, статья 65 «Процесса» Гроицького, основанного на Магдебургском праве и действовавшего на территории Украины до середины 17 века, дает следующее определение богохульства: «Приписывание Богу того, что ему не свойственно, отрицание его учения, образа всемогущего Бога или Святой его матери Девы Марии».  Участницы Pussy Riot oсуждали и отрицали Путина, но путинохульство – это совершенно иной сюжет.   Ни Богородица, ни Крест, ни Святые Угодники ими также не порицались.

Правда, в декабре 2010 г. президиум межсоборного присутствия РПЦ расширил определение термина «богохульства», добавив к нему «клевету на церковь».   Однако Синод николаевской России был менее агрессивен, чем нынешний, и клевету на церковь богохульством не считал.  Стало быть, при Николае Первом ст. 182 в отношении трех девушек не могла быть применена.

Теоретически участницы Pussy Riot могли быть осуждены по ст.184 за «порицание Христианской веры или Православной церкви» или поругание над «Святыми Таинствами» (от шести до восьми лет каторги), но такой исход дела был маловероятен.  Скорее всего, им грозила ст. 188:

«Изобличенные в так называемом кощунстве, то есть язвительных насмешках, доказывающих явное неуважение к правилам или обрядам церкви Православной … приговариваются к заключению в тюрьме на время от шести месяцев до одного года».

Экскурс, совершаемый блогерами в связи с делом Russy Riot в историю российского права, oбычно исчерпывается 1845 годом.  Но на протяжении последующих десятилетий «Уложение» подвергалось важнейшим изменениям.

2. При Александре Третьем «Уложение» было несколько либерализовано.  Согласно редакции 1885 г. за кощунство уже полагалось от четырех до восьми месяцев».

3. В начале 20 в., было принято «Уголовное уложение 1903 г.», также содержащее перечень преступлений против религии.  Однако мы на него ссылаться не будем, так как  действующим нормативным актом в области уголовного права вплоть до 30 ноября 1918 все равно оставалось «Уложение 1845» в соответствующих редакциях. («Российское уголовное право: Общая часть», под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. с. 35).

4. В 1905 г. под влиянием революционного движения, охватившего страну, Николай Второй пошел на ряд уступок общественности.    14 апреля был подписан «Именной высочайший указ, данный Сенату, «Об укреплении начал веротерпимости»».  Дух перемен торжествовал и в  следующем году.  14 марта 1906 г. были отменены ВСЕ статьи «Уложения», по которым могли бы судить участниц Pussy Riot:

  • «О богохулении и порицании веры», ст. 176-18
  • «О отступлении от веры и постановлений церкви», ст. 184-195

Таким образом, если бы панк-молебен состоялся сто лет назад, в 1912 г., участниц Pussy Riot судить бы не стали, поскольку наказания за богохульство и кощунство уже не предусматривалось.

Таков вывод моей экспертизы.  Но радоваться здесь, увы, нечему.  Из всего этого следует, что сто лет назад режим был либеральнее нынешнего.  А если так, то зачем нужны были все наши революции, включая революцию 1991 г.?  Как получилось, что через сто лет Россия рухнула обратно в жандармские времена Николая Первого, когда она была «немытой» «страной рабов» и «страной господ»?  Как получилось, что после 20 века, у всего человечества начался 21-й, а у России – опять 19-й?  Вновь правят голубые мундиры и вновь их поддерживает послушный народ.  А церковь, как некая инопланетная  жужелица из сай-фай фильма, вгрызается в спинной мозг государства, контролируя его движения и внушая ему, что такой симбиоз сделает его непобедимым и принесет счастье.

 

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.